Организатор Евромайдана в Запорожье Елена Еременко: "Я не считаю, что война – это следствие Майдана"

Елена Еременко

Прошел ровно год со дня разгона Евромайдана в Запорожье. Одна из организаторов запорожского Майдана, активистка Елена Еременко в эксклюзивном интервью рассказала корреспонденту  "ZаБора" о том, кто все еще не понес наказание за разгон активистов титушками, будет ли она баллотировать в депутаты горсовета, а также поделилась своими впечатлениями от общения с мэром Александром Сином.

"Мне бы хотелось, чтобы за свои грехи Пеклушенко ответил сам и однозначно реальным сроком"

- Прошел ровно год с разгона запорожского Майдана. Ситуация кардинально изменилась: в прошлом году возбуждали уголовные дела против активистов, сейчас же судят организаторов разгона 26 января. Довольны ли Вы результатам расследования прокуратуры?

- Нет, конечно. На сегодняшний день из тех, кто нам известен, возбудили уголовное дело против Межейко, Пеклушенко и Сербы, который находится в розыске, он сбежал. Суд над Пеклушенко и Межейко идет, насколько он будет долгоиграющим,  самому Богу известно, как и то, каким будет результат.

Остальные причастные к этому разгону остаются не у дел. Многие из них все еще занимают свои кресла. Я до сих пор уверена, что к разгону Майдана причастен начальник запорожского областного отделения МЧС. Я уже на тот момент владела такой информацией, за час до разгона ко мне подошли и сказали, что звонили знакомые из МЧС и сказали, что будет разгон. Я не говорю, что они принимали участие в разгоне, я говорю, что начальник МЧС был осведомлен, а значит, он является соучастником. Я не изменила свое отношение к Долинному. Ни одна его справка из АТО  для меня ничего не изменила. Он имел все возможности не допустить то, что произошло.  Я это неоднократно говорила и в прессе, и в прокуратуре. Я не просто не довольна, я считаю, ничего не было сделано в этом направлении.

 - Какой бы результат суда над Пеклушенко и Межейко Вас, как пострадавшую сторону, удовлетворил?

Реальный уголовный срок. Пеклушенко в суде выглядит жалко. Он сидел с Библией в руках. Единственное, что я ему сказала, молиться ему нужно не за себя, а за детей. Все мы знаем, что за наши грехи отвечают наши дети, а не мы. Его дети в любом случае ответят за его грехи. Так вот, мне бы хотелось, чтобы за свои грехи он ответил сам и однозначно реальным сроком.

- После Майдана в Запорожье возник целый ряд общественных организаций: несколько Народных рад, несколько Самооборон, Правый сектор (сейчас уже "Сила нации") и Комитет общественного контроля власти (КОК), к которому Вы принадлежите. Эти организации каким-то образом между собой взаимодействуют?

- Нет, никаким образом мы между собой не контактируем.  У нас разные ценности. Хотя я знаю, что у нас в Народных радах, я уже запуталась сколько их…

-Две.

- Так вот, в двух Народных радах есть люди, которые хотят что-то делать. Мне очень жаль, что в Народной раде им будет сложно реализовать это. Но при этом у меня не меняется отношения к ним. Это порядочные люди. К сожалению, руководителям этих структур являются люди, которых я называла и буду называть представителями ОПГ.

- А фамилии назвать можете?

- Да. Это Душный, Каневец, Остапенко (негласный руководитель КП "Пуботовик"). В  том числе и с моей  помощью против этого КП возбудили уголовное дело. Это Коляка, он же заместитель общественной организации "Ника", которая в свое время была ручная общественная организация Анисимова, которую возглавляет Лидия Кривенко, а теперь ручная организация Сина, такой же и остается.

Ткаченко я членом ОПГ не считаю. Я считаю, что это человек без мнения. Остапенко – в прошлом человек Анисимов. Для меня это люди, которые ради достижения финансовых целей готовы на любые проступки.

- Вы сказали, что с Вашей помощью возбудили уголовное дело для того, чтобы разобраться с деятельностью КП "Побутовик".  Как мы все знаем, прокурор Запорожской области Александр Шацкий, как и нардеп Игорь Артюшенко, в свое время были Вашими соратниками и активными участниками Майдана. Вы продолжаете с ними поддерживать взаимоотношения?

- Я поправлю, я начала делать запросы по КП "Побутовик" в прокуратуру. Потом еще подключились люди и возбудили уголовное дело. То есть уголовное дело есть, на какой стадии, не знаю. Я не курирую этот вопрос, скажем так. То, что касается Шацкого и Артюшенко, естественно, мы с ними общаемся. Я не могу сказать, что я довольна работой прокурора Запорожской области. Отношения с ним поддерживаю, есть вопросы, которые мы обсуждаем. Если я не согласна с его действиями, я высказываю это открыто и ему и в соцсетях...

- Шацкий присутствует в соцсетях?

- Нет, ему распечатывают и кладут на стол (улыбается). То, что касается Артюшенко, да, мы продолжаем встречаться и общаться, но я тоже не могу сказать, что мне все в его деятельности нравится. Но это мое субъективное мнение. У меня другое видение сотрудничества народного депутаты с активом Запорожской области. Я считаю, он должен являться транслятором. Он должен собирать информацию о проблемах. Он должен сделать так, чтобы его помощники плотно работали с активными людьми города, в том числе и в части обсуждения  законопроектов и их подготовки , которые будут решать проблемы региона..

- А предлагал ли он Вам стать его помощником?

- Нет, он не предлагал. Во всяком случае, мне об этом не известно, да мы и не предлагали себя.

 

 "Если бы у Сина была возможность, он бы меня придушил"

- Как Вы считаете, чего удалось достичь запорожскому Майдану.

- У запорожского Майдана было три требования: отставка Януковича, Пеклушенко, Сина. Янукович – понятно, Пеклушенко – на скамье подсудимых. Как по мне, последнее и одно из самых главных требований достичь не удалось. И чем дальше, тем больше это наносит урон городу.

Я думаю, что кое-что удалось сделать.  Мы начали работать в рамках тех проблем, которые есть в городе. Мы начали привлекать к работе людей, которые не имели отношения к Майдану. Сейчас они готовы активно работать. Это просто горожане, активные люди. Это многого стоит.

Наши люди пассивны. Они все время думают, что им кто-то что-то должен. Должен что-то делать, должен куда-то вести. На сегодняшний день, учитывая и ситуацию в стране и то, какая у нас городская власть, мы пытаемся разрабатывать проекты. Я плотно занялась ЖКХ. Возбужденно уголовное дело по факту разворовывания государственного имущества. Насколько нам удастся довести это дело до конца, неизвестно. Опять же, собрать материалы для уголовного дела помогли люди. Благодаря активности людей я смогла это сделать. Мы ведем работу и в других направлениях. Все усложняет ситуация в стране. Мы, скажем так, из стороны в сторону бросаемся. Мы распыляемся на все. Основное то, что происходит у нас на востоке. Мы переключаемся, хотим помочь ребятам. Если бы наши действия были направлены исключительно на улучшения ситуации в городе, намного было бы проще.

- Вы говорите, что нахождения Сина у власти приносит урон городу. Вы бы могли уточнить, каким образом?

- Те схемы, которые работали раньше, работают и сейчас. Это криминальные схемы в транспортной сфере, в сфере ЖКХ. Сегодня мне известно, что Алексей Ламыкин  мониторит те платежи, которые идут из бюджета – они завышены. Мы видели, что у нас происходило, когда выпал снег. Я хочу сделать сейчас запрос и узнать, сколько денег выделили на бензин для коммунальных служб. Мы видели, как плохо убирался снег, но я знаю, что деньги на уборку выделялись. Он (Син – прим. автора) вообще ничего не делает для города, кроме того, что тратит деньги. Мы знаем, что выделяются деньги из бюджета на абсолютно непонятные нам вещи. На чистку озера в Дубовой роще в декабре месяце – это же чистое отмывание денег.

Он продолжает грабить бюджет. Мы знаем, что начальник управления транспорта горсовета находится в СИЗО в том числе из-за тех схем, которые работали в его сфере. И, несмотря на все требования отстранить этого человека от должности, Син это не делает. Возникает вопрос, почему? Это сознательное вредительство. Мы ему собираем факты по деятельности КП "Основания". Эти факты указывают на то, что были потрачены деньги и ничего не сделано. Были указаны адреса, по которым якобы провели работы, поменяли окна и двери, но на самом деле никто ничего не менял, но акты есть. Но Син ничего не сделал для того, чтобы разобраться в этой ситуации. Его устраивает такое положение вещей. С  моей точки зрения, это разворовывания города.

- Вы уже долгое время выступаете за отставку Александра Ченсановича. За весь этот период Вам удалось с ним поговорить?

- Общалась я с ним и ни раз. Много раз я лично с ним общалась, и у него в кабинете, и в свое время, когда присутствовали на аппаратках у Баранова, он каждый понедельник там был. Ну как он реагировал? Я хочу сказать, что Александр Ченсанович – человек, который умеет себя контролировать. Он очень сдержанно относился к моим словам. Но я хочу сказать, если бы у него была возможность, он бы меня придушил (смеется). А как он еще может себя вести? Последнее время у него уже нет желания с нами общаться.

- Главное требование Майдана, отставка Януковича, все-таки выполнено. Состоялась революция, Янукович сбежал, началась война. Не слишком ли это большая плата?

- Я не историк, но я очень сильно прислушиваюсь к мнению историков и аналитиков. Я все-таки убеждена, что та война, которая есть, это не следствие Майдана, это следствие всего последнего периода жизни Украины. Майдан только ускорил это.

Дожили бы до выборов Януковича, там бы стал серьезный вопрос и без Майдана. Никого кроме Януковича Путин в Президентах видеть не хотел. Потому я не считаю, что война – это следствие Майдана. А Майдан только ускорил эти процессы. Цена конечно страшная и ужасающая, но если мы вспомним, каким образом на путь демократии становились другие страны, то там тоже было…Единственное,  у них не было агрессора. К сожалению, наше становление на путь свободы и демократии очень невыгодно Путину. Либо мы становимся его колонией, либо достигаем того, к чему идем.


"Я лично баллотироваться не собираюсь и во власть также идти не собираюсь"

- Вскоре местные выборы. Есть ли та кандидатура, которую Вы лично и КОК поддержите на должность мэра?

- Кандидатуры нет. На сегодняшний день, одна из задач – сформировать широкий круг людей, которые готовы заниматься улучшением ситуации в городе. Если будет кандидатура из круга этих лиц, мы поддержим. Также мы будем рассматривать те кандидатуры, которые будут баллотироваться. Нам очень сильно хочется, чтобы в городе демократические силы и общественные организации смогли остановить свой выбор на одной кандидатуре.

- А видите ли Вы себя на какой-то должности? Будете баллотироваться в депутаты горсовета?

- Из моего окружения я знаю, что люди будут баллотироваться в депутатский корпус. Я лично баллотироваться не собираюсь и во власть также идти не собираюсь.

- Ваши соратники будут баллотироваться от имени Радикальной партии?

- Я не могу говорить от Радикальной партии. Я вышла из Радикальной партии. Я себя вообще не вижу ни в одной из партий, это не мое. В партии состоят очень много моих друзей, но я не вникаю в их работу. У меня нет на это времени и желания. Их цели мне неизвестны.

- Во время Майдана общественные активисты всячески себя дистанцировали от партий, так делали и Вы. Может ли быть ситуация, когда общественный деятель одновременно занимает должность политического лидера? Можно ли говорить сразу и от имени партии и от имени общественной организации?

- Мне сложно об этом говорить…

- Но вы же состояли в партии.

- Да, партия, скажем так, больше вынужденный шаг. К сожалению, наше законодательство таково, что, не состоя в партии, ты лишаешь себя возможности баллотироваться. Если бы наше законодательство позволило общественным организациям выдвигать кандидатуры, многие бы отказались от вступления в партии.

- Во время губернаторства Баранова у Вас было особое положение. Вы, в отличии от журналистов и других активистов, могли посещать аппаратные совещания в облгосадминистрации. Изменилась ли эта ситуация?

- На самом деле, я, наверное, немножко вздохнула, потому что физически это сложно - каждый день ходить на совещания. С другой стороны, я понимаю, насколько мне их не хватает. Не только мне, но и людям. Все привыкли, что я каждый день на своей странице в Фейсбуке рассказывала, какие  решения на совещании инициировала я и что было принято.

- Удавалось влиять на какие-то решения?

Повлиять…я не могу сказать, что мне удалось повлиять на многое.  Я так быстро и не скажу, но много вопросов удалось решить оперативно. Когда я поднимала вопрос, Баранов ставил сразу задачу одному их зампреду. Я записывала вопросы людей из Фейсбука и поднимала их на аппаратках. Это помогало решить много небольших проблем.

Инициировались встречи с силовиками, кадровая комиссия, отчеты департаментов…Сейчас совещаний нет вообще. И.о губернатору Самардаку Григорию Викторовичу не с кем их проводить. У него нет ни одного заместителя. Совещания проводились с замами, а зами проводили их с департаментами. Так вот, сейчас заместителей нет. Мы недавно говорили с Самардаком о том, что нужно возобновить хотя бы еженедельные встречи.

Отсутствия контроля, а этот контроль не может быть эффективным, один человек не может все контролировать, привело к тому, что департаменты работают неэффективно и некачественно. Возможно, мы возобновим еженедельные встречи пока с начальниками департаментов.

- Сейчас возникают вопросы, а нужен ли губернатор вообще?

- Облгосадминистрация работает неэффективно. Ситуация стабильно удерживается, но она не развивается. Нет физической возможности для этого.  Я слышала версии "не нужен губернатор", это по той причине, что люди не видят эффективность работы ОГА, а она пока невозможна при отсутствии команды у управления. Сейчас ситуация состоит в том, чтобы удержать положение. С этим они пока справляются.

 

"В органах регистрации  огромные очереди на закрытие частных предприятий"

- Помимо Вашей общественной деятельности, Вы возглавляете бизнес-союз "Порада". Как запорожский бизнес воспринял изменения в налоговом кодексе?

- Запорожский бизнес воспринял плохо, с опаской. Я хочу сказать, не первый раз подобные изменения вводятся. Подобные нововведения приводят или к закрытию бизнеса или к тому, что бизнесмены находят, как обойти эти нововведения. Главная проблема – Киев не спрашивает на местах, как люди будут с этим жить. Киев вообще не работает с регионами. Там очень много проблем. Например, Лариса Церетели пытается проанализировать эти нововведения. Очень много проблем, много несовпадений, противоречий в законодательстве.

- А можете привести конкретный пример?

- Я его не приведу, потому что у меня этим занимаются профессионалы. Лариса обещала сделать нам сводную табличку того, что есть.  Я пока не готова приводить примеры конкретно, мы знаем, что в органах регистрации  огромные очереди на закрытие ЧП. Так как процедура  закрытия бизнеса на сегодняшний день упрощено. Но говорят, что Киев испугался, что они получат огромное уменьшение количества субъектов хозяйственной деятельности и с 1 февраля планируют запретить упрощенное закрытие бизнеса.

Многие изменения в силу еще не вступили. Многие нормы вступят в силу с первого июля…

- Какие нормы особенно проблемные, вызывают много вопросов?

- Я представляю интересы среднего и малого бизнеса. Малого бизнеса пугают ведение регистраторов расчетных операций, установка кассовых аппаратов. Средний бизнес пугает электронное администрирование НДС. Там много вопросов, насколько эти программы будут работать.

- То есть пока это всего лишь опаски?

- Никто на себе это пока не ощутил. Профессионалы анализируют, а бизнес наблюдает и опасается, ну а бухгалтера разбираются, что с  этим всем делать.

- Раз мы уже заговорили о налогах, совсем недавно вы выступали за отставку назначенного главу Миндоходов области Алексея Ковылина.  Рассказывали о том, что он некомпетентный, не смог ответить на Ваши элементарные вопросы о налоговом кодексе. Теперь же Ваша позиция изменилась. Почему?

- Я выступала за его отставку и не отказываюсь от своих слов. На несколько месяцев он исчез, когда мы запечатывали его двери т.д. Позже он обратился с просьбой встретиться с Бизнес-Союзом…

- Только вашим?

- Я знаю, что с "Потенциалом" он также встречался. Бизнес-Союз среди малого и среднего бизнеса является одной из самых крупных организаций в области. Он объединяет товаропроизводителей,  фермеров, объекты торговли и т.д.  Я хочу сказать, что он обучаемый молодой человек. На встречи он уже  был готов отвечать на вопросы. Я выступала только как человек, который организовал встречу. В Бизнес-Союзе решение принимаю не я, решения принимаются коллегиально. Бизнес-Союз проголосовал за то, чтобы поддержать Ковылина и посмотреть, что будет дальше. Эту позицию я озвучила, и сказала, что это не мое мнение. Я ему говорила, что мое личное мнение не изменилось. У нас был с ним подписан меморандум (имеется в виду с бизнес-союзом) о нормальном сотрудничестве с бизнесом. Не могу сказать, что на сегодня у меня есть много вопросов в Ковылину. Мне не нравится то окружение, которое есть рядом с ним. Замами Ковылина стали бывшие руководители налоговых инспекций районов города и области. В Ковылине мне не нравилось, что он не наш, и что он некомпетентный, но у меня нет информации о нем, как о коррупционере. Но его команда, которую ему назначил Киев с его согласования, мне очень не нравится. Я наблюдаю, насколько эти люди изменились и изменились ли вообще и совсем им не доверяю, так как за ними есть шлейф. 

 

Александр Литвин, специально для "ZаБора".

Баннер

Форум Запорожья