26.05.2009

Статья: Путешествие по природному заповеднику "Каменные Могилы"

 

 

Мы с фотографом специально подгадали поездку к первой волне цветения степи: в конце апреля здесь распускаются тюльпаны и гиацинты. Таки стоило на целые сутки вырваться из города, чтобы увидеть эту красоту, помедитировать под необъятным небом и насытиться впечатлениями на год вперед.
 

 
  День и вечер
 
 
 

До "Каменных Могил" от Запорожья по мариупольской трассе добираться на авто около трех часов. Сразу за пограничным знаком между Запорожской и Донецкой областями дорога становится густо изрытой выбоинами, как после бомбежки: привет ремонтникам. Немного хорошей тряски — и поворот на село Назаровку, от которого рукой подать до усадьбы заповедника. Одновременно с нами приехали телевизионщики из Донецка: за теми же гиацинтами, тюльпанами и рассказами главного человека в заповеднике — заведующего им Виктора Сиренко.

Пока ждем Виктора Александровича, пытаясь сделать невозможное — окинуть взглядом всю безлюдную степь и надышаться впрок чистым воздухом, разговор заходит о здешних змеях-гадюках: много ли, опасны? "Ну, как сказать...", — флегматично замечает встретивший нас младший научный сотрудник Александр Подпрятов. Далее следует история о любознательном подростке-юннате, которого во время экскурсии таки ужалила степная гадюка — после того, как он поймал ее в третий раз. Юноша, говорят, сейчас жив и здоров, а мораль такова: ни один обитатель заповедника не подумает охотиться на человека, пока тот не изображает из себя царя природы. Поэтому гулять можно спокойно, фотографировать и снимать видео — тоже.

Государственным заповедником "Каменные Могилы" объявили еще в 1927 году. Однако, несмотря на статус, любители пикников еще долго оккупировали это место и замусоривали его отходами от гулянок. Кроме того, здесь выпасали скот, уничтожали лекарственные травы, собирая их на продажу, браконьеры охотились на все, что движется. Потом то ли народная сознательность возросла, то ли "профилактическая работа" администрации заповедника, как выражается Подпрятов, подействовала, но сейчас здесь следов человеческого присутствия нет абсолютно.

Да и как только отмеряешь ногами сотню-другую метров степи, любое желание вторгаться в природу пропадает напрочь. Вслед за Виктором Сиренко идем по узкой тропке среди краснокнижных ковылей — и почему-то совсем не тянет срывать былинки и цветы; гнаться за одной из десятков изумрудных ящериц, которые, заслышав шаги, бросаются врассыпную; пугать невзрачных птичек-каменок. В ушах — шум ветра, который выдувает из головы все мысли, дурные и хорошие. В памяти всплывает фраза из интервью певицы Бьорк: "Если бы люди чаще бывали на природе, они бы обходились без религии".

И на "Каменных Могилах" есть чему поклоняться, причем буквально. Например, трудно удержаться от соблазна понюхать крупный ярко-желтый цветок адониса — лекарственной травки, растущей при земле. В апреле адонисы образуют живописные полянки, и чтобы как следует их рассмотреть, надо приникнуть к земле. Кстати, они совсем-то и не пахнут — чтобы привлечь насекомых для опыления, адонисам достаточно их насыщенной желтизны.

Оглядываясь вокруг, начинаешь понимать кочевников-язычников, которые в стародавние времена считали это урочище священным местом и хоронили поблизости своих вождей. Гранитный "остров" посреди равнины уже сам по себе выглядит странно и без науки необъяснимо. К тому же, обладая фантазией, кого и чего только не рассмотришь в очертаниях скал. В разное время дня силуэты выглядят по-разному — сказывается игра солнечного света и теней. Вот гора Витязь — четко просматривается исполинский мужской профиль: нос, острый подбородок. Подойдя чуть ближе, внимая рассказу нашего гида, и включив воображение, изумленно видим, что нагромождение камней рядом с "витязем" — это на самом деле пес-бульдог, его неразлучный спутник. Все натуральное: глаза, лоб, бульдожьи складки кожи. Ну, чем не волшебство?

Точка, где сосредоточены живые, как бы пластичные, скалы, называется красиво и мистически: Долина Масок. Справа по ходу — Витязь и Бульдог, слева — Человек-рыба, Баба-Яга. Спустившись ниже, к речке Каратыш, и повернувшись к ней спиной, видишь в профиль еще одну чудесную вершину. Затылками приникли друг к другу пожилые мужчина и женщина — герои местного романтического мифа, влюбленные на всю жизнь бывшие враги Типчак и Ковыль, дочь половецкого хана и русич, которые любовью преодолели неотвратимую смерть.

Согласно главной легенде Каменных Могил, которой неизменно потчуют всех туристов, под покровом ночи отряды половцев и русичей одновременно отправили во вражеский стан разведчиков, которыми и были Типчак и Ковыль. Но в лагерь противника ни юноша, ни девушка проникнуть не успели: встретились на полпути под сполохом молнии, и точно так же, молниеносно, вспыхнула их любовь. Понимая, что смерти от рук своих не миновать, пара бросилась со скалы. Там, где растеклась их кровь, выросли две травки: ковыль и менее известный типчак. Однако имеется второй вариант легенды, в котором народная молва придумала хэппи-энд: влюбленных простили, они прожили всю жизнь душа в душу, и умерли, разумеется, одновременно, оставшись в памяти потомков в виде природных изваяний.

И, вот, наконец, у нас под ногами полянки вожделенных тюльпанов и гиацинтов. В этом году из-за холодной, с ночными заморозками, весны, их меньше, чем обычно. Однако пока не знаешь этого, просто любуешься милыми ярко-желтыми колокольчиками гранитных тюльпанов и голубыми соцветиями гиацинтов — здесь они мелкие и напоминают своих культурных сородичей разве что формой цветка.

Неспешно бродить по степи можно до заката солнца, и с каждым часом пейзаж неуловимо меняется. Да и весну захватить одним махом, как говорит Виктор Сиренко, тут невозможно. В начале мая белым массово зацветают терновники, красным — дикий миндаль, потом — боярышник, другие травы. Застать степь цветущей можно еще до середины июня.
 

 
 

 
     
  Ночь и утро
 
 
 

Ночуем в гостевом домике. Интерьер украшен внушительной по размерам картиной — классикой соцреализма: на фоне скал, которые мы только что рассматривали, — буровая вышка и двое рабочих. Подпись автора неразборчива, но сюжет реальный: в послевоенное время на Каменных Могилах искали месторождение радиоактивных минералов. И, положа руку на сердце, хорошо, что не нашли, иначе от заповедной степи остались бы одни легенды. Однако одну вершину — Острую — таки успели частично разрушить взрывом.

Ночью вокруг — абсолютная, как до сотворения мира, тишина. Звуки из ближайших сел сюда не долетают, живность на подворье заповедника спит, в степи тоже молчание, а время вездесущих цикад еще не наступило.
Просыпаемся без будильника в пять утра — не пропустить восход солнца, обещанный в 5.40. Чтобы окончательно проснуться, плещу на лицо из умывальника на улице. Водная процедура очень бодрит, поскольку в воде плавает ледяная крошка: ночью были заморозки до минус четырех. Подняв глаза на восточную гряду гор, вижу, как из-за них начинает выкатываться ярко-красный диск солнца — медленно и в то же время неуловимо быстро, как все в природе. Красотища, ради которой можно пожертвовать двумя часами сна и добровольно отказаться от городской цивилизации не то что на сутки — на недели и месяцы.

В такую рань под светом первых солнечных лучей камни становятся нежно-розовыми, "вмятины" на них — результат ветряной эрозии — снизу похожи на следы гигантских пальцев. Солнце, как зимой, светит, но не греет: чтобы не окоченеть, укутываюсь в теплую куртку и шарф, пытаюсь согреться свежезаваренным кофе, который через пять минут становится студеным напитком. Фотограф идет охотиться за пейзажами, я — просто бродить. Вскоре замечаю узкую заячью тропу, точно такую, как вчера показывал Виктор Сиренко, а метрах в тридцати от себя — встревоженного непрошенной гостьей зайца. Застываю на месте, однако чуткий зверь бросается во всю прыть, отталкиваясь от земли так, что позавидует любой кенгуру. За первым зайцем — второй, третий. Заячья компания удаляется за считанные секунды.

Направляюсь к Долине Масок, чтобы поискать взглядом так изумившее нас вчера изображение на скале: природная композиция камней образовывает черты таинственного лица — отчетливо видны его овал; нос, подбородок, прикрытое левое веко. Но полюбоваться напоследок естественным изваянием не удается — сказка как будто растворилась ночью. За такими чудесами стоило отмахать 180 километров в один конец.
 

..
 

 
     
  СПРАВКА:  
 

Площадь заповедника составляет около 400 га. Его самая впечатляющая пейзажная точка — в районе урочища Каменные Могилы. Здесь находится наибольшая по площади и высоте в Донбассе и Приазовье интрузия (выход застывшей вулканической лавы на поверхность): гранитные скалы посреди степи. Возраст гранитов — порядка 2 миллиардов лет, высота отдельных скал — до 100 м.

В заповеднике произрастает почти 500 видов степных растений. Водятся зайцы, лисы, волки, дикие кабаны и козы, волки, масса видов птиц. Из многочисленных видов пресмыкающихся чаще всего можно увидеть степных гадюк, ящериц и водяного ужа — их здесь больше, чем где бы то ни было в украинских степях.
Вокруг Каменных Могил исследовано около 20 древних курганов и 4 поселений возрастом до 20 тысяч лет. По одной из научных версий, именно в этом районе в 1223 году произошла хрестоматийная битва на речке Калке между русичами и монголо-татарами.

 
     
 

 
     
  Ольга БЕЛЕНЬКАЯ ("Наше время+" от 07.05.2009)  www.nv.zp.ua

Фото Александра ПРИЛЕПЫ 
 
     
  Дополнительно:  

В тему:


Статьи:
- Запорожанка в конкурсе "Мисс Украина - Вселенная"
- ЖЖИВОПИСЦЫ - Запорожские блоггеры становятся влиятельными
- Итоги 2007 года. Околокультурье Запорожья!
- Как запорожского мэра продавали? (фото)
- Егор Пистолетов: "Радио - словно наркотик, от которого не так просто избавиться"
- Андрей Лобода: "на сцене мы не сексуальны"
- Дворцовые тайны запорожских VIPов
- Звезды шоу-бизнеса из Запорожья
- "Свадьба за 48 часов" с запорожской журналисткой
- Как запорожец через Zабор в Прагу попал!
 
     
(Обновлено: 26.05.2009)